Юмор монолог учителя – Шуточный школьный монолог-сценка «А у вас тоже так бывает?»

Содержание

Шуточный школьный монолог-сценка «А у вас тоже так бывает?»

За утренним какао сам собой придумался шуточный школьный монолог из серии «А вы тоже так делаете?». Пришлось идти записывать))

Честно говоря, вот эти вот мемы «а вы тоже…?» с самого начала вызывали недоумение, а потом — и легкое раздражение. Потому что люблю конструктив и развитие, а здесь вижу болото и тупик (да, я тоже люблю какао, и что? Мы теперь братья? Спасибо, не надо)

И поэтому текст сначала получился классный, но уж очень саркастичный. Почитала, посмеялась, выбросила, написала заново – уже мягко, спокойно, по-доброму.

А Вам каким он кажется? Почитайте вдумчиво)

 

Шуточный школьный монолог-сценка

«А у вас тоже так бывает?»

— Сидишь в своей комнате, никого не трогаешь, старательно делаешь вид, что пишешь домашнее задание. На самом деле, конечно, думаешь, как бы без последствий его НЕ сделать. И уже вроде почти придумал, но идею еще до конца не сформировал…

И тут нате вам! Распахивается дверь – влетает мама с тряпкой. Быстренько стирает пыль со стола:

— (голосом мамы) Дети должны жить в чистоте!

Открывает форточку:

— (голосом мамы) Дети должны дышать свежим воздухом!

… И унеслась в комнату брата… Судя по его истошному крику, тоже там что-то вытерла…

 

Всё – мысль потеряна, уроки делать совсем настроение пропало. Его, правда, и так не было, но тут вот прям совсем пропало.

А в пыли на столе, между прочим, ник Егора в «Танчиках» (замените чем-то более подходящим) был записан. А теперь пыль стёрли, с кем я играть буду?

А форточка? В сентябре в нее сдуло мой дневник. Это хорошо, тогда я не возражал. Но в последующие дни зачем же открывать? Или мама ждет, что его обратно задует?… Хотя… Может, как-то постараться, чтобы и электронный дневник сквозняком унесло?

А у вас тоже так бывает?

=============

Или вот еще ситуация!

Сидишь на уроке, никого не трогаешь, старательно делаешь вид, что изучаешь 3й закон Ньютона. А на самом деле мучительно решаешь, что же сделать в первую очередь – дорисовать к его портрету в учебнике усы и бороду или разукрасить волосы. А то, что ж это он – в 40 лет уже седой, не дело это!

И тут вдруг ни с того ни с сего, прямо в разгар раздумий тяжких учитель вызывает тебя к доске, представляете? И спрашивает этот самый 3й закон недорисованного Ньютона! Вопрос – вот зачем так делать?

Закон – не выучен, Ньютон – не покрашен, я – вообще в недоумении… В чем будут мои родители, когда узнают, об этом я просто молчу!

А у вас тоже так бывает?

=============

Или!

Идешь такой грустный домой после школы и утешаешься единственной мыслью – завтра выходной, можно не делать вид, что спишь, а реально поспать до обеда.

Но что вы думаете? Утром в 7 часов входит добрый папа и бодренько так говорит:

— Вставай, сынок, зарядку надо делать.

Я встал с закрытыми глазами, нашел наощупь зарядку от телефона, от ноутбука, от … (чего-то еще). Приношу их папе, спрашиваю:

— Какую из них надо делать?

Папа засмеялся:

— Ладно, юморист, шутка зачтена, иди уже, спи.

А какое там спи, когда лежим и вертимся: в кровати – я, в моей голове – мысль. Точнее, вопрос:

— А что, собственно, с этими зарядками не так? И почему их надо делать с утра пораньше в выходной день?

А у вас тоже так бывает?

Ладно, я пойду – у меня же Ньютон недокрашен и зарядка не сделана.

Да и пыли на стол натрусить надо, а то ж где еще важную инфу записывать, не в ежедневнике же, правда?

Поклон, аплодисменты, занавес.

========================

Как поставить этот монолог школьника?

Варианты:

  • Именно как монолог – текст читает юноша с хорошей дикцией, умеющий менять голоса/интонации и выразительно говорить (и один такой юноша нам уже известен. Смотрите видео с ним сразу под статьей)
  • В виде немой сценки – один ученик читает, а другие дети рядом без слов изображают действия (инсценируют слова говорящего)
  • Как обычную сценку, но с авторским текстом – дети-«актёры» по ходу пьесы произносят свои слова, а чуть в сторонке кто-то другой читает текст от Автора.

========================

Настоящий же Автор Вам напоминает – полезные действия (написание отзыва в комментариях, нажатие кнопочек соц.сетей, благодарность другим приятным способом) улучшают мой сайт и Вашу карму))

С пожеланием к уважаемым Читателям не только брать, но и что-то давать в ответ,

Ваша Эвелина Шестерненко,

сайт Праздник на Бис.

========================

Мой монолог «А у вас тоже так бывает?» читает Даниил Колотвинов.  Аплодисменты, дамы и господа))

========================

Еще по теме:

  1. Сценка-миниатюра «Если бы я тебя любил — школьный вариант».
  2. Смешной монолог — сочинение «Как я провел лето»
  3. Переделанная сказка «12 месяцев» – школьный вариант
  4. День самоуправления в школе – шуточный приказ учеников
  5. «Литературный салон» — сценка по литературе, продолжение
  6. Смешная сценка «Мальчики глазами девочек».
  7. Смешная сценка «Мама и компьютер»

на Ваш сайт.

prazdnik-na-bis.com

«Учитель» – гениальный монолог Михаила Жванецкого


В День учителя на «Избранном» – гениальный монолог Михаила Жванецкого. Тем, у кого были такие учителя, повезло несказанно. С праздником, дорогие наши мучители, умудрившиеся чему-то научить нас, несмотря на нашу бестолковость, сопротивление и бесконечную лень. Спасибо вам!

Учитель


Борис Ефимович Друккер, говорящий со страшным акцентом, преподаватель русского языка и литературы в старших классах, орущий, кричащий на нас с седьмого класса по последний день, ненавидимый нами самодур и деспот, лысый, в очках, которые в лоб летели любому из нас. Ходил размашисто, кланяясь в такт шагам. Бешено презирал все предметы, кроме своего.



– Бортник, вы ударник, он не стахановец, он ударник. Он кошмарный ударник по своим родителям и по моей голове. И если вас не примут в институт, то не потому, о чем вы думаете, кстати, «потому, о чем» – вместе или раздельно? Что ты скажешь? Получи два и думай дальше.



– Этот мальчик имеет на редкость задумчивый вид. О чем вы думаете, Лурье? Как написать «стеклянный, оловянный, деревянный»? Вы думаете о шахматах: шах – мат. Вы мне – шах, я вам – мат. Это будет моя партия, я вам обещаю. И вы проиграете жизнь за вашей проклятой доской.



– Повернись. Я тебе дал пять. О чем ты с ним говоришь? Он же не знает слова «стреляный». Не дай бог, вы найдете общий язык. Пусть он гибнет один.



– Внимание! Вчера приходила мама Жванецкого. Он переживает: я ему дал два. Он имел мужество сказать маме. Так я тебе дам еще два, чтоб ты исправил ту и плакал над этой. Посмотри на свой диктант. Красным я отмечал ошибки. Это кровавая, простреленная в шести местах тетрадь. Но я тебе дал три с плюсом, тебе и маме.



– Сейчас, как и всегда, я вам буду читать сочинение Григорьянца. Вы будете плакать над ним, как плакал я.



– Мусюк, ты будешь смотреть в окно после моей гибели, а сейчас смотри на меня до боли, до слез, до отвращения!



Борис Ефимович Друккер! Его брат, литературный критик, был арестован в 48-м или в 47-м. Мы это знали. От этого нам было тоже противно: брат врага народа.



Борис Ефимович Друккер, имевший в классе любимчиков и прощавший им все, кроме ошибок в диктанте.



Борис Ефимович Друккер, никогда не проверявший тетради. Он для этого брал двух отличников, а уж они тайно кое-кому исправляли ошибки, и он, видимо, это знал.



Борис Ефимович Друккер брызгал слюной сквозь беззубый рот – какая жуткая, специфическая внешность.



Почему он преподавал русскую литературу? Каким он был противным, Борис Ефимович Друккер, умерший в пятьдесят девять лет в 66-м году. И никто из нас не мог идти за гробом – мы уже все разъехались.



Мы собрались сегодня, когда нам – по сорок. «Так выпьем за Бориса Ефимовича, за светлую и вечную память о нем», – сказали закончившие разные институты, а все равно ставшие писателями, поэтами, потому что это в нас неистребимо, от этого нельзя убежать. 



«Встанем в память о нем, – сказали фотографы и инженеры, подполковники и моряки, которые до сих пор пишут без единой ошибки. – Вечная память и почитание. Спасибо судьбе за знакомство с ним, за личность, за истрепанные нервы его, за великий, чистый, острый русский язык – его язык, ставший нашим. И во веки веков. Аминь!»

В записи (1974 год) 


www.izbrannoe.com

Юмор про учителей

Учительница — хулигану:
— Петров, встань и выйди из класса!
— А то я бы не догадался, что для этого встать надо…

***

— Пап, пап, меня учитель в школе научил до пяти считать.
— А ну покажи!
— Один, два, три, неужели это так трудно баран (бьет себя по голове),
четыре, пять!!!

***

Урок ОБЖ.
Учительницa:
— Вaжно знaть прaвилa безопaсности, и кaк вести себя нa природе.
Вчерa в лесу я увиделa гaдюку и онa меня не укусилa, a все потому что…
С зaдних пaрт:
— Потому что они своих не трогaют!

***

Учитель труда после шестой рюмки автоматически становится учителем пения.

***

Интеллигентный преподаватель этики Петров, проработав в школе неделю,вспомнил, что у него когда-то был второй юношеский разряд по боксу, и первый — по стендовой стрельбе…

***

Учительница заходит в класс.
— Дети, в учительской сломался ксерокс, поэтому все пишем диктант. С красной строки: Счёт-фак-тууураа…

***

Во время контрольной шепчет Саша соседу по парте:
— Классная попка у нашей новой училки!
Учительница:
— Саша, не шепчи, Коля сам все знает.

***

Учитель — учителю:
— Ну и класс мне попался тупой! Объясняю теорему — не понимают.
Объясняю второй раз. Не понимают! В третий раз объясняю. Сам уже понял. А они не понимают…

***

1981-й год. Учительница истории Марья Ивановна оговаривается:
— Дети, в каком году было Ледовое У*бище?
Результат: увольнение, партбилет на стол, общественное порицание.

2011-й год. Марья Ивановна снова оговаривается:
— Дети, в каком году было Ледовое Поё*ище?
Результат: безоговорочный респект школьников, беззлобный юмор коллег и сумасшедший рейтинг на Ютубе.

***

Одна из самых убыточных ошибок в жизни школьного учителя — это день рождения в летние каникулы.

***

На уроке учительница обращается к ученику:
— Сидоров! Ты усвоил урок?
— Усвоил!
— О чём же я сегодня говорила?
— О том, что ребята в нашем классе хулиганы и должны сидеть тихо!

***

Пенсионер идет мимо школы и видит, что рядом с нею стоит экскаватор – явно с целью сноса старого здания, и на него тут же нахлынули воспоминания. Он подходит к молодому экскаваторщику и говорит ему:
— Сынок, а я ведь когда-то в этой школе учился. Столько лет прошло, а до сих пор не могу забыть. Ты даже не представляешь, какие воспоминания у меня с нею связаны…
— Батя, это, конечно, все очень трогательно, но мне надо работать.
— Подожди. Не откажи старику в одной просьбе. У меня ведь есть одна мечта, связанная с этой школой.
— Ну и?
— Дай и мне по ней пару раз *бнуть!

***

Учитель русского языка, попавший молотком по пальцу, сначала говорит кому-чему, а потом кого-чего и с кем-чем.

***

Учительница знакомится с учениками.
-Как тебя зовут?
— Катя.
— Не Катя, а Екатерина.
— А тебя?
— Женя.
— Не Женя, а Евгений,
— А ты кто у нас?
— Еборя!

***

Учительница в школе сказала, что я совсем не знаю математики, и поставила мне в дневник какую-то цифру.

***

Ученик 6-го класса Бадигулжамал Каракыпшак Кобланды Батыр Гулбардрашын — единственный человек в мире, к которому интеллигентный учитель русского языка Петров обращается «Эй, ты!»…

***

Завещание учительницы физики начинается со слова «Дано».

***

Ох, уж это неловкое чувство, когда тебе нравится девочка из 8-го «Б», а ты ведёшь в её классе черчение…

***

— Здравствуйте, меня зовут Сергей, я алкоголик!
— Здравствуйте, меня зовут Алексей, я алкоголик.
— Здравствуйте, меня зовут Наташа, я наркоманка…
— Добрый вечер, меня зовут Татьяна Ивановна, и давайте уже начнем наше родительское собрание!

privetpeople.ru

Монолог счастливого учителя | Милосердие.ru

«Я много раз видела, как люди, нормально относящиеся к своему учительскому труду, теряли сознание на работе. Потому что энергозатраты бешеные, а восстановить их не успеваешь». Монолог одной из учительниц…

Закончился еще один учебный год. Можно забыть на несколько месяцев про учебники с тетрадками, про уроки, домашние задания и учителей. Для многих сегодня, к сожалению, слово «учитель» ассоциируется либо с образом зверской и самодурной Марь-Ванны, которая иногда еще снится в страшных снах, либо вообще с неудачниками и маргиналами, мучителями детей. Наверное, такие есть. Однако есть учителя, ради которых родители готовы переехать в другой конец города, лишь бы ребенок учился у них. Есть среди современных учителей люди, которые изо дня в день относятся к своему, мягко скажем, нелегкому труду как к служению и миссии. Чем они живут? Вот монолог одной из московских учительниц, Лидии Олеговны БЫЧКОВОЙ


Жан Батист Симеон Шарден «Молодая учительница» (1736)

«Где Вы силы берете?»
Быть учителем тяжело — в любой стране. В Лондоне живет моя сестра, а рядом три школы: частная закрытая для мальчиков, где учился Тони Блэр, начальная муниципальная и дальше еще одна — церковная. Лондонская толпа сильно отличается от московской – это в основном люди довольного, спокойного и счастливого вида. Неозабоченные, неутомленные, незадерганные, улыбающиеся – это бросается в глаза. Если же вдруг в этой толпе попадается замученное женское лицо, то оно тащится в сторону какой-нибудь из этих школ – сомнений нет.

Я много раз видела, как люди, нормально относящиеся к своему учительскому труду, теряли сознание на работе. Потому что энергозатраты бешенные, а восстановить их не успеваешь. Не знаю, насколько это правда, но вроде бы китайцы во времена культурной революции решили, что платить надо по энергозатратам. Кто на работе старается больше, тому и денег надо больше, он же должен купить себе рис, чтобы восстановиться. Провели какие-то замеры, позволяющие определить это, и пришли к выводу, что учитель теряет столько же сил, сколько шахтер.

Наблюдая школьную жизнь 26 лет, я не видела, чтобы неверующий человек мог это выдержать без тяжелых последствий. Неверующие учителя платят страшную цену. Поскольку силы они все равно тратят, а взять им особо негде, они болеют, страдают, озлобляются, мельчают…

Недавно один мой ученик полуспросил-полусказал «Где Вы силы берете?» Я ни секунды не сомневалась, ответить ли ему или пропустить эту реплику, я ему прямо сказала, как всегда отвечаю, где я силы беру: в церкви.

Сейчас этот вопрос неактуален: скрывать свою веру или не скрывать. Но с самого начала на этот вопрос для себя я ответила утвердительно, и вот почему. То, что я пришла к вере – центральное чудо моей жизни, ничем не объяснимое. Это не я сама так решила, не через знакомых, не процесс чтения книг, после которых появился интерес… Это Господь сделал первый шаг, от которого никуда не деться. И со всеми, кого я знаю и с кем говорила на эту тему, это происходило чудесным образом и очень быстро, почти мгновенно. И в этой ситуации нередко возникал вопрос: как быть дальше после таких кардинальных изменений внутри? Жить как раньше уже невозможно, а по-новому – страшно. Конечно, спасаться, следовать заповедям, но как вести себя в быту, строить отношения с людьми, общаться с ними?..

Приход к Богу может случиться с подростком из неверующей семьи. И я не скрываю свою веру, чтобы дети знали, что есть люди, с которыми такое уже случилось, им будет легче, если рядом будет взрослый человек, который тоже прошел через это, что они не одни…

Другое дело, что все недовольные мною прямо или за спиной говорят: вот она в церковь ходит, а не жалеет. Я не считаю, что самолюбие надо лелеять, многие люди бережно относятся к своей гордости, а я, если по ходу дела такое случается, могу не пожалеть.

Слово мужского рода
Я и сама это понимала, но убедилась окончательно, когда обнаружила в книге одной современной монахини, что некоторые светские профессии накладывают столь серьезный отпечаток на личность, что это является большой преградой для поступления в монастырь. И первой в списке этих профессий она назвала учительницу. Я не о том, что это вредное для души дело, оно просто неженское — по своему типу. Есть же профессии, определенным образом связанные с полом, т.е. то, что в них востребовано, небезразлично тому, от кого востребовано. Конечно, современные женщины занимаются даже тяжелой атлетикой, соревнуются в поднятии тяжести, но мы видим, что преуспевающие в таких странных занятиях особы выглядят противоестественно, что там говорить.

Учитель – прежде это слово было только мужского рода, ни лингвистически, ни грамматически нельзя было сказать «учительница». Это слово – изобретение XIX века.

Конечно, женщина всегда учила кого-то чему-то, в своей семье, в кругу знакомых, делилась навыками, знаниями, но вот именно роль учителя до нового времени она не брала на себя, это было невозможно. Типичные и, в общем-то, милые на самом деле психологические женские особенности — изменчивость, неустойчивость, неуравновешенность, увлеченность, эмоциональность – в нашей профессии просто губительны. Но, что самое главное, учитель – это профессия принятия решений, и все решения опасные, крайние, очень ответственные, а это не совсем женское.

Несогласная
Я родилась в Киеве и там пошла в первый класс. 2 сентября учительница объявила нам, что мы будем изучать буквы – гласные и согласные. Я подняла руку и сказала: «Я читаю со скоростью 120 слов в минуту, не зная никаких гласных и согласных». И предложила ей забросить это ненужное дело и для начала научить всех детей читать. Она стала доказывать мне, что прежде нужно изучить гласные и согласные, но я стояла насмерть. Она расплакалась и отвела меня к директору. Ему я сообщила, что мне в эту школу ходить незачем: читать я умею, а знания – в книгах, будут вопросы – обращусь. Я так и сказала ему: «Василий Алексеевич, зачем мне идти в школу, пока у меня не возникли вопросы по прочитанным книгам?» После такого нашего знакомства директор полюбил меня и приходил разнимать нас с первой учительницей.

Зарок
Быть учительницей я не собиралась, а планировала стать всесоюзно знаменитой телеведущей. Было решено, что когда дама, которая ведет по центральному каналу передачу «В мире искусства», уйдет на пенсию, вести эту передачу предложат мне. Я искренне полагала, что прекрасно разбираюсь в искусстве, и раз мои одноклассники раскрыв рот внимают моим речам, то меня и весь Союз может послушать. Я даже прослушиваться ходила в театральный институт. Это там обнаружилось, что девочка тринадцать звуков неправильно произносит, и что ей нужен логопед, а не студия центрального телевидения.

Закончив школу, я поступила на мехмат. И никогда бы не стала учительницей, если бы не допустила страшную ошибку в своей жизни. Я всегда об этом рассказываю и предупреждаю своих детей из 11-ых классов, чтобы они ее не повторили: никогда не надо зарекаться ни от чего в нашей жизни, а самое главное – не делать этого публично.

Мне очень многое не нравилось в моей школе. И когда я окончила ее, я взобралась на крыльцо и кричала так, что это до сих пор помнят все, кого я встречаю: «Ура! Я больше не переступлю порог этого заведения НИКОГДА!» И я не переступала его студенткой 1-го, 2-го, 3-го и 4-го курсов, хотя мои одноклассники постоянно ходили навещать школу. А на 5-ом, когда я уже подошла к диплому, в моей бывшей школе произошла история, в результате которой класс в декабре остался без преподавателя математики. В то время в нашу школу пришел бы любой учитель, потому что она была при университете, но это было в середине года: из другой школы в нее можно было перейти, только доучив своих детей до конца года. Короче говоря, директор школы позвонила в деканат и слезно попросила, чтобы мне зачли преддипломную и педагогическую практику, с тем, чтобы я доучила этот оставшийся без учителя класс. И я пошла его доучивать.

Двадцать две двойки
Первый урок я провела в идеальном порядке. А на другой день решила выяснить, что мои ученики знают. В результате этой проверки я открыла журнал и поставила в столбик двадцать две двойки. При этом никакой тревоги, естественно, не испытывала, считая, что если они не знают, то что же делать? Значит, будем фиксировать. Когда директор увидела журнал, у нее руки затряслись: «Как же так? Как же можно на втором уроке поставить столько двоек?!» А на следующей неделе у нас было родительское собрание. В этом классе было 30 детей, а родителей пришло 56. Стульев не хватало, прохода в классе не было. Я выступила и сказала: «В нашей школе может учиться не каждый, и поэтому, если ваш ребенок не может, то лучше вовремя уйти. А те, кто смогут – получат хорошие знания». Потом спросила: «Вопросы есть?» Папа одного из моих учеников говорит: «Всю эту неделю, пока нас учит Лидия Олеговна, я находился на больничном. Поэтому, пока мой сын был в школе, я изучал конспекты и делал домашние задания. У моего сына, заметьте, нет двоек…» (А у всех уже было по две). Сегодня врач выписал меня на работу. Вопрос: что будет с моим сыном?»

Я доучила этот класс. Родители моих детей полюбили меня как родную. Они вели дневники, приглашали нас в гости (мы часто собирались классом у кого-то дома), рисовали газеты. Это были лучшие родители за всю историю нашей школы, которые поняли с первого дня, прямо с этого собрания, с кем имеют дело, и что судьба дала им редкую возможность – кроме собственного ребенка воспитать еще одного — по имени Учитель.

Образ врага
В юности для меня огромную роль играла борьба. Наличие врага и объединение в борьбе – это была естественная для меня стихия. Когда я пришла в школу учительницей, врагом стал завуч. Причем, не только моим, но и всего моего класса. Все мои ученики консолидировались в борьбе с ним — я была успешным учителем, и класс у меня был дружный. Но никто не знал, что внутренней пружиной этого единства был враг (кроме, разумеется, самого «врага» – завуча).
А перед последним звонком к нам в школу вдруг пришел милиционер. Дело в том, что наша школа находилась в центре Киева, а недалеко от нее было стенд «Их разыскивает милиция» с фотографиями разыскиваемых преступников. Накануне последнего звонка на этом стенде неожиданно появилась фотография нашего завуча с текстом, отпечатанным на машинке. Сделано, конечно, все было очень художественно. Милиционер показал директору эту фотографию и текст к ней, а директор сразу вызвала меня. Увидев, на что я толкнула своих детей, я поняла, что мне надо попрощаться с образом врага, изжить его раз и навсегда.

Основное оружие
Придя в школу, я позволяла себе вступать в борьбу с учеником, используя основное оружие всякого человека – острый язык. Мое остроумие оттачивалось долго – я тренировала его на одноклассниках, однокурсниках, преподавателях, потом и на учениках. И отточила его до максимально удобного мне уровня, когда не нужно было ни секунды задумываться – класс смеется, а человеку неприятно.

А на каком-то этапе вдруг поняла, что среди моих учеников есть люди, которые не хуже меня соображают, владеют устной русской речью, и могли бы мне достойно ответить. Но они себе этого не позволяют. Не потому, что я учитель и могу их как-то наказать за это, нет. Оказалось, что у них уровень уважения к взрослому человеку выше, чем у меня. Что там долго обсуждать, у нас оказался разный нравственный уровень.

Для меня это стало ужасным потрясением. Я открыла, что не такой я хороший человек, как про себя думала. Я учу детей, которые не могут себе позволить того, что позволяла я на их месте по отношению к людям старше себя. Сделав это ужасное открытие, я решила, что не хочу, чтобы эта безнравственная черта во мне процветала и дальше. А поскольку речь рождается спонтанно, то способ борьбы – отрезать у себя эту способность в корне. И я стала бороться за то, чтобы отрезать саму способность придумать, а не сказать, потому что если уж ты придумал, то скажешь так или иначе – через секунду, или через две.

В результате моя устная речь заметно обеднела. Теперь я дошла до такого состояния, что даже если захочу, не смогу воспользоваться этим оружием, потому что сейчас уже не сумею ничего такого придумать. Могу сказать, что в результате я очень много потеряла в популярности, в острых чувствах. Но зато отношения с учениками стали более теплые, более человеческие.


Николай Петрович Богданов-Бельский «День рождения учительницы» (1920)

Любовь, профессионализм и конформизм
Вот проза жизни: в конце каждой четверти учитель решает, как он поставит оценки. Школа ведь до сих пор оценивается по медалистам, а качество работы учителя определяется количеством учеников, которым он сам же поставил «4» и «5» — это официальный критерий, проходящий в сводках министерства образования. Более того, раз в пять лет учитель проверяется по бумагам на предмет того, растет ли у него это самое «качество». Может ли он в подобной ситуации всем ставить пятерки? Может. Многие так и делают. В общем, решение о том, какое у тебя будет «качество», ты принимаешь сам. У кого еще такие прекрасные условия труда?

А лично мне достаточно двадцати минут общения с коллегой, чтобы понять, какого уровня он учитель. Даже не посидев у него на уроке. Масштаб учителя – это масштаб личности. Никто не преображается в классе. Твой кругозор, твой интерес к своему предмету и уровень в нем, твои нравственные, человеческие, интеллектуальные и эмоциональные качества – только их ты можешь принести в класс. Тут костюмов не бывает. Это только актер на сцене может сильно перевоплотиться, потому что зрители в зале незнакомые. А поводи этих зрителей год каждый день на репетицию к этому актеру, ему будет намного труднее жить. По крайней мере, у него появятся абсолютно другие задачи. Конечно, детей обмануть можно. Но ненадолго.

Не очень профессиональный момент, когда учитель вслух способен сказать, что он любит детей. Самые профессиональные люди, которых я видела, просто не испытывают негатива к детям. Они относятся к детям как к людям. Они любят или не любят людей вообще, но не детей в частности. Идея, что учитель любит именно детей – это непрофессиональная сторона. Так говорят люди, которым приходится таким образом себя подбадривать и закрывать какие-то свои провалы: «Да, у меня они плохо знают геометрию, но зато я так люблю детей!» Вот эта фраза «Как я их люблю!» в устах учителя, а не родителя или человека непрофессионального, звучит сразу с интонацией «зато». За что? Они плохо знают, мало что получают в человеческом смысле в общении с тобой, им неинтересно, тебе тоже, но «зато вы любите»… Что «зато», собственно говоря?

У меня был один класс, который был очень значимым в моей жизни. У них форма «зато» была сознательно исключена из лексикона. Они верили, что ничего одно за другое не бывает. Формулировка «Я плохой сын, зато очень хороший научный сотрудник»… Это совершенно не «зато». Ты просто плохой сын и очень хороший научный сотрудник. Только не надо туда вставлять «зато». Или: «Я ничего не понимаю в математике, зато в литературе хорош». Это не зато, это просто, т. е. одно другим не надо перекрывать. И я это определение в них, хотя бы и на словах, очень уважала.

У меня много учеников, но далеко не все так относятся к жизни. Вообще, конформизм некоторых моих учеников меня потрясает. Я считаю, что это низкая черта подрастающего поколения. Во взрослом человеке – это не беда, это слабость: ну, все не Геркулесы… Взрослый человек может от этого страдать, признавать: ну да, у меня так получилось. Но когда мы видим конформизм в подростке – это совсем другое. Установка в подростке «хочешь жить – умей вертеться» – это сразу установка на использование своей слабости. А это я не люблю.

Твердые взгляды на мир
К сожалению, поколение нынешних родителей испытывает большие колебания при ответах на вопросы из разряда «что такое хорошо и что такое плохо». Я обратила внимание, что многие родители так строят фразы: «Вы уверены, что так надо, что так будет лучше?», «А почему вы уверены?» Я их иногда спрашиваю: «А вы в чем-то уверены?», а они отвечают: «А мы все сомневаемся…»

Когда учитель в чем-то тверд, это очень разряжает обстановку. В чем я убеждена? В том, что мир не серый, что нет слишком мелкого уровня для добра или зла. То есть в классе или в коллективе маленьких детей, в компании или между двумя людьми – тоже творится добро и зло, даже если это игра или шутка. Короче говоря, борьба между добром и злом происходит везде, и никто для нее не слишком маленький.

Я твердо уверена, что человек любого возраста хочет, чтобы в разговоре он мог для себя что-нибудь взять, чтобы это не было переливанием из пустого в порожнее, не было бессмысленным. Ученик должен знать, что учитель не потому с ним общается, что обязан провести урок, завуч не потому беседует, что ему так положено… И взрослый человек обязан дать ребенку эту уверенность, которая, в свою очередь приходит к нему от понимания, что именно эти дети даны ему Богом.

Эликсир молодости, таланты и прогнозы
В нашей профессии самым сложным является отсутствие всякой ренты. Ты можешь потрясающе выучить этих учеников, построить с ними великолепные отношения, потом ты их выпускаешь — они никуда из твоей жизни не деваются, но приходят новые маленькие дети, которые про это ничего не знают. В общем, никакие успехи с предыдущими ничем не помогают с последующими.

Но зато все состоявшиеся учителя – абсолютно счастливые люди. В человеке же много всего есть, и проблема нереализованности, невостребованности в современном мире очень остра. Я вижу, как люди ковыряются в каких-то хобби, которые «больше, чем профессия». Сильная сторона учительского ремесла та, что то, что в тебе есть, ты можешь реализовать сполна. Все, что любишь, умеешь, знаешь, можешь – нет ничего невостребованного. Все чувствуют периодами свою ненужность – писатели, художники, артисты, адвокаты, инженеры, военные – кто угодно, но учителя этого горя не знают никогда, они всегда очень нужны – на разрыв. Кто хоть как-то реализуется в нашей профессии, купается в океанах любви, ожидания, в ощущении, что без тебя никак, все рухнет – и это, конечно, дает новые силы, молодит.

Среди моих нынешних учеников от 13 до 17, тех, кого я учу именно сейчас, на мой вкус много ярких людей. У интересного человека всегда очень много непрогнозируемого. Меня часто спрашивают, как я вижу, каким будет тот или иной ученик, как я вижу его будущее — но чем интереснее для меня и сложнее личность, тем меньше оснований для прогноза. Там, где необычный человек, сложно сказать, как все обернется. Тайна яркой личностной индивидуальности действительно тайна.

Подготовила София БЕР-ТАМОЕВА

СПРАВКА
Лидия Олеговна БЫЧКОВА род. в Киеве, выпускница Киевского университета, механико-математический факультет. Аспирантуру закончила в Москве в Академии педагогических наук, защитила диссертацию в 1991 году по методике преподавания математики. Работает в гимназии №1514 юго-западного округа столицы. Завуч классов математического профиля.

www.miloserdie.ru

Смешной монолог — сочинение «Как я провел лето»

На всякий случай сразу говорю: вот это мое сочинение «Как я провел лето» — оно шуточное, для школьного праздника, или спектакля, или КВН.

Поэтому ни в коем случае не вздумайте писать его всерьез как задание по русскому языку – схлопочите пару. Хотя… если напишите без ошибок, может, и обойдется)) Но лучше все же используйте по прямому назначению – как веселую сценку-миниатюру или смешной монолог на День учителя или следующее 1 сентября. Посреди учебного года это сочинение тоже вполне сгодится, только сделайте к нему подходящее короткое вступление.

Своим появлением на свет это мое творение обязано вопросу одного подростка – Вы  увидите его в конце. А я так долго смеялась с грубоватой, но совершенно логичной формулировки этого мальчика, что решила написать об этом статью. Уже правило: если у меня в голове засела мысль и не уходит несколько дней, надо об этом писать, иначе превратится в навязчивую идею.
Итак,

Смешной монолог – сочинение

«Как я провел лето»

Весь июнь я сдавал и пересдавал экзамены, переписывал итоговые контрольные и лабораторные. Ничего не помогло – учителя хотели в отпуск, и мне назначили пересдачу на конец лета. Родители сказали, что их терпение кончилось, и уехали на месяц в Испанию. Сестру взяли с собой – она отличница, а меня сослали в деревню к деду.

Оказалось, однако, что это была даже не ссылка – это была каторга. Дед заставлял меня вставать раньше петухов, таскать воду из колодца, а потом этой ледяной водой меня же и обливал. Я орал так, что сбегались собаки со всей улицы и дед Тишка. Он, вообще-то, глухой, но бегает быстро и всегда с ружьем. Это мне позже объяснили, что он ружьем от собак отмахивается, если они раньше него прибежать хотят. А в первый раз я не знал этого, думал, меня отстреливать за двойки будет – так мне мой дедушка сообщил. Вид у обоих дедов был серьезный, и я поверил. Но от страха у меня так скрутило живот, что весь оставшийся день я провел в маленьком домике на краю бабушкиного огорода.

На следующее утро дед велел идти с ним на рыбалку. На речке все рыбачили с моста – невысоко, и хорошо клюет. У соседа дяди Пети уже было полведра наловленной рыбы. Он разрешил мне с ней сфотографироваться. Пока я настраивал фото на мобильном телефоне и выбирал такой ракурс, чтобы ведро казалось полным, мостик стал скользким. Я не удержался и полетел в речку – с телефоном и рыбой. Меня достали, а рыбу – нет. Я помчался домой, а сзади в меня летело пустое ведро и крики дяди Пети о том, что он этому приезжему фотографу что-то куда-то натянет. Вскоре прилетел и сам дядь Петя – требовал мое ухо взамен уплывшей рыбы. Бабушка откупилась от него тазиком пирогов – на меньшее сосед не соглашался. Я впервые понял, что чего-то стОю!

Через пару дней мне пришлось подраться с пацанами соседнего села, так как они не соглашались признать мою победу в конкурсе, кто дальше плюнет. Бабушка лечила меня потом какими-то лопухами, но, как ни странно, царапины и синяки очень быстро прошли. Я снова стал красавчиком и пошел в местный клуб на танцы. Но все девчонки были на голову выше меня и танцевать из-за этого со мной не хотели. Тогда я стал один танцевать хип-хоп. Другие танцевать перестали и только шушукались, глядя на меня. Остановиться я смог, когда участковый милиционер вывел меня под руку на улицу. Это была победа! Когда я уходил, народ стоял с открытым ртом. Одному я успел сказать – рот закрой, ангину схватишь — , но получил подзатыльник и решил, что на сегодня хватит.

Бабушка тоже считала, что я – герой, только говорила она это так грустно, что я задумался и пролил молоко. Дед в ответ на это приказал мне завтра доить корову, раз я харчами разбрасываюсь – чтобы знал, как они достаются.

Было прекрасное летнее утро, и корова совсем не ждала неприятностей. Но пришел я! Мы долго смотрели в глаза друг другу, потом появилась бабушка и подвела меня к хвосту.

— Очень удобно, — подумал я и дернул корову за хвост, ожидая, что польется молоко. Что было дальше – помню смутно, потому что очнулся я в углу коровника. Рядом стояла бабушка и уговаривала деда не пускать меня хотя бы в конюшню, поскольку родители мои им этого не простят. Дед согласился, и отправил меня вырывать сорняки. Когда, оглянувшись, я увидел бабушку, схватившуюся руками за голову, понял, что сорнякам повезло, а вот мне – вряд ли.

Оставшиеся 2 недели я изнывал от безделья. От скуки решил нарвать вишен, но дерево было старое, и две ветки сломались. Я рухнул вниз вместе с ними, а сверху на меня свалилось ведро с несколькими вишенками. Сосед очень порадовался, что хоть какое-то ведро меня догнало. Я понял – цикл замкнулся, моя миссия в деревне выполнена, пора ехать домой.

Последний летний месяц я пытался готовиться к пересдаче, но сестра все время отвлекала. Я так и не понял – сдал я или нет, но раз меня пустили в школу, наверное, сдал.

Вот так и пролетело мое лето. Наступила осень, и снова нужно писать сочинение. Все говорят вокруг, что я подрос и возмужал, спрашивают, куда я ездил, где так классно  загорел… А у меня в голове только это сочинение и один-единственный вопрос:

— А нафиг учительнице знать, как я провел лето?

*   *   *

Вот это был тот самый искренний вопрос подростка, который меня так развеселил и дал идею для этой статьи. Я очень долго колебалась, оставлять цитату как есть, или заменить второе слово приличными «зачем», «для чего». Но тогда становится не так весело и как-то безлико. Поэтому я оставила фразу без купюр – уж простите. Но Вы, конечно, можете заменить.

Сколько себя помню, сочинение «Как я провел лето» — это классика сентябрьских заданий. Но обыгрывалась ли эта тема в школьных смешных монологах – не знаю. Если знаете – расскажите!

С пожеланием извлекать улыбку из всего, даже из таких вот сочинений,

Ваша Эвелина Шестерненко.

Какое Вам еще сочинение написать? Разумеется, шуточное))

Еще по теме:

  1. «А у вас тоже так бывает?» — шуточный школьный монолог-сценка
  2. День самоуправления в школе – шуточный приказ учеников
  3. Сценка про школу «Папу вызвали к учителю»
  4. Сценка на 1 апреля. «Как стать отличником».
  5. Сценка: Мой самый любимый учитель, часть 1-я.
  6. Девочки глазами мальчиков, сценка 1-я.
  7. Cценка «Прогноз погоды в школе, версия учителей»

на Ваш сайт.

prazdnik-na-bis.com

5 монологов учителей, которых достала школа. Но они всё равно любят свою работу (и детей)

Учителей часто ругают: дети, родители, руководство, коллеги. Кажется, жизни вне школы у них просто нет. На самом деле есть. Да, они тоже хотят приходить в школу в кедах и джинсах. И иногда срываются на уроках. Потому что устали. И об этом честно признаются в блогах «Мела».

Специальная рассылка

Для тех, кому до школы остался год. Как подготовить ребёнка и себя к походу в первый класс

О выгорании и мате на уроках (от учителя)

Почему учителя превратились в истериков, способны написать на лбу ребёнка «Дурак» или заклеить рот скотчем? Потому что их жизнь — это восьмичасовой стресс на работе, который не заканчивается и дома. А ещё надо как-то прожить на мизерную зарплату. Об этой стороне жизни рассказала учитель Наталья Николаевна. Сложно оправдывать себя, если материшься на уроке, но, похоже, у учителя есть причины сломаться.

«Сегодня случилось страшное. Я заматерилась на уроке. От бессилия. Сразу же покраснела, извинилась. Стыдно до сих пор. Слава богу, сидели «мои дети». Класс, в котором нецензурная лексика — не позор учителя, а показатель своего человека. Посмеялись надо мной и забыли (я надеюсь). Прибежала виниться к подруге, коллеге. В ответ не тихий ужас, не ошеломление и осуждение: «Что-то рано ты, в конце первой четверти. Меня обычно прорывает к концу года».»

Читать дальше


О безразличии к детям (по-другому никак)

Анастасия Гавриленко работает всего лишь в школе два года. И она ещё в первые полгода поняла очень простую вещь: нужно быть безразличной к детям, тогда всё получится. Но не со всеми. Некоторые ученики способны на хамство, дерзость и написать жалобу на учителя.

«Помню: еду в метро и реву от безысходности происходящего. У меня мало что получалось, всё раздражало, дисциплина класса на нуле, и всё то, что я себе напридумала перед первым выходом на работу, улетучилось. Произнесённых после очередного срыва урока нотаций хватало лишь на 10-20 минут, и потом всё возвращалось на круги своя. Я хотела совершить революцию, убрать иерархические рамки и рассказывать о правилах русского языка в правильной, дружественной обстановке, но сама оказалась в плену своих мечтаний, а когда стала проявлять жёсткость, было уже поздно».

Читать дальше


О работе в сельской школе

Мало кто соглашается работать в сельской школе. Но учителям здесь дают жильё — можно наслаждаться жизнью на природе (и без пробок). Учитель Марья Наговицына за три года сменила три школы — все в деревнях. Жильё там и правда дают. Но с ужасными условиями (20 минут до колодца с питьевой водой) или возле леса (того и гляди, волки выйдут). Про родителей и детей из деревни — отдельная история. С ними тоже бывает сложно.

«Наладить питание школьников? Нет, об этом до хрипоты спорили на планёрках, которые собирались каждую большую перемену в кабинете директора. И ещё там я поняла, что такое плохой коллектив. На линейке директор в присутствии учеников повысил голос на педагога за отсутствие у его класса сменной обуви. Также директор имела привычку ко всем подчинённым обращаться исключительно на „ты“».

Читать дальше


О том, как сделать школу без уроков и правил

Учитель Виктор Цатрян устроил в школе эксперимент. Он отменил на своих уроках оценки, не требовал делать домашние задания, проводил уроки во время прогулки, вместо классики рассказывал о современных книгах. Эксперимент, правда, провалился, потому что школьные требования и другие предметы никто не отменял. Но вместо этого Виктор открыл свою школу НОС, в которой нет уроков, границ и правил. И, кажется, всё получилось.

«Оказалось, что это очень страшно — не проводить уроков, как в школе. Что соблазн велик. Что так надёжней, что результат понятен, да и процесс — как проторенная дорога: иди себе шагай, чего ещё надо? А эти проекты, а работа с внутренней мотивацией — вещи сложные, непонятные, без чётких сроков и гарантий. Ведь через несколько месяцев маячит аттестация, а мы ответственны, а детям сдавать, а как же мы успеем их подготовить, если погрузимся в проекты? Очень сложно поверить, что такая работа эффективнее».

Читать дальше


О дисциплине и бессмысленной власти учителей

У учителя обществознания Лейониса ван Хааске (да, мы тоже думаем, что имя необычное) есть своя история работы в школе. На собеседовании администрацию волнует не знание предмета или опыт, а джинсы и кеды. В школе в них лучше не появляться. А ещё учителя с опытом советовали кричать на детей и добиваться дисциплины с помощью строгости. В общем, пришлось несладко.

«Я даже сказать ничего не успел — просто вошёл в кабинет директора, после чего пятнадцать минут мне рассказывали о недопустимости длинных (не такие уж они и длинные были) волос, клетчатой рубашки и чёрных джинсов. На пятнадцатой минуте мне надоело, и я решил уйти. Встал и направился к двери. Молча. Чтобы не прерывать монолог».

Читать дальше

mel.fm

Призвание, Или монолог учителя | Мадам Интернет

Посвящается Надежде Равлюк, директору новосибирской школы 76

 Одна в пустой школе. Это так редко бывает. Только летом. Но это не в счет.

Одна в будний школьный день.

Когда расходятся ученики, затихает привычный шум, становятся гулкими коридоры  и странно слышать собственные шаги.

Вот и сегодня. Очень поздно вышла из учительской. За внучкой не надо, потому  разбирала документы, составляла бесконечные отчеты, которых с каждым годом становится все больше и больше,  а потом почему-то рассматривала старые школьные фотографии. Нечаянно нажала на одну, а потом уже не могла оторваться. Нахлынули воспоминания. Потому и засиделась. Жизнь, как один день, пробежала перед глазами.

Точнее жизнь ее учеников, без которых и ее судьбы тоже бы не было.

Наконец закрыла за собой дверь кабинета. Пора домой!

А голова никак не желает отдыхать. Снова мысли – мысли.

Что делать? Жилмассив разрастается, катастрофически не хватает школьных мест. Уже в первом классе по 31 ученику. Не  дело это. Наверное, придется и свой кабинет под учебный отдавать.

«Об этом подумаю позже», – она любит это выражение Скарлетт О*Хаара.

И так уже в отделе народного образования на нее криво смотрят. Что ей больше всех надо. Родители, мол, пусть беспокоятся, кто квартиры в новых домах покупает.

Но как не думать? Они же все равно к ней идут. За советом, с просьбой, некоторые вообще требуют. Мол, обязана принять и все. А куда принимать?

Странно и пусто в школе. Остановилась возле памятных досок выпускникам, погибшим в наши дни, выполняя свой воинский долг.

Как хорошо она помнит этих мальчишек. Казалось, что хорошо их знала, но не могла себе представить, что они смогут пойти на смерть, спасая других.

Защемило сердце. Навернулись слезы. Очень стала сентиментальной. Все-таки возраст. Да и служба  в школе далеко не сахар. Работать с людьми – это вообще самое сложное. К тому же мир очень изменился. Стал агрессивней, жестче, бездуховней.

Да, надо признать, бездуховней. То есть исчезает душа из отношений, из жизни, и из школы тоже. Приходят компьютеры, общение сводится к смс-кам, образование к инструкциям и отчетам. Дети совсем разучились читать.

Остановилась у фотографий выпускников, которые украшают все лестничные пролеты.

Тут есть и фото ее первых учеников. Тех самых, когда она пришла работать в школу.

В далеком 1982.

Почему в школу?

Потому что любой учитель скажет, что в педагоги приходят только по призванию. Если  нет, то и не останется этот человек в школе никогда.

А так спроси любого учителя, который работает в школе очень долго, что привело тебя в школу, ответ будет: « Детская мечта, желание работать с детьми». И обязательно расскажет, как усаживал в детстве кукол и проводил перед ними уроки. Это и про нее тоже.

Желание учить было всегда. Потому что  была романтичной девушкой, очень любила читать и верила, что один человек в состоянии изменить мир. А ей   очень хотелось сделать этот мир лучше.

Так и оказалась в педагогическом институте, а потом в школе, в которой уже работает, страшно сказать, более 30 лет. И еще будет работать, хотя все пенсионные пределы уже прошла.

Хотя куда ей до Марии Александровны Коровиной, которая преподает в школе немецкий язык уже более 50 лет. Вот на кого она равняется, на кого хочет быть похожей.

Это учитель с большой буквы.

А ей до нее еще ох, как далеко!

Сегодня все ворчат: «Дети стали другие, авторитетов у них нет, никого не уважают, ни с кем не считаются. Учиться не хотят»

Не согласна она. Дети они и есть дети. Мир стал другим. Вот они и приспосабливаются под новые условия. Достучаться до них стало сложнее. Это, да. Потому что взрослые сами от них отгородились. Точнее их отгородили. Вручили им мобильные телефоны, планшеты, так же легче, не мешают, не пристают, не дергают. И так мало стало счастливых, а главное полных семей. В школе все чаще мамы и мамы.

И слово перестало работать.

Ведь смотреть картинки на компьютере гораздо проще. А картинка – это что? Это всего лишь готовая форма. Готовый ответ. А настоящее слово – это ассоциации, множество трактовок, где САМ думаешь, САМ домысливаешь.

Потому она и продолжает вести литературу в старших классах. Если хоть несколько человек откликнется душой на слово – это значит не все потеряно.

Вот уже и первый этаж. Сколько раз она за свою жизнь открыла и закрыла входные двери?

Вот, если посчитать, то.. Более 200 000 раз?

Страшно даже думать.

Жизнь как мгновение.

Только что открыл дверь, а тут уже и время закрывать.

Как хочется его растянуть!

И это возможно, если оставить в детских душах память.

Которая продлит и ее жизнь в том числе.

Да, расфилософствовалась  нынче…

По ночному городу шла женщина.

Она шла и улыбалась.

Потому что ей было просто хорошо.

Она впервые осознала, что  по-настоящему счастлива.

Как учитель и как человек.

 

 

 

 

Поделиться ссылкой:

Похожее

madam-internet.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о